Национальные вопросы

Недавно в мордокниге возник спор. Как это обычно бывает, собеседники с полярными мнениями даже не пытались услышать аргументы друг друга. Но я сейчас хочу поговорить не о правилах ведения спора, а о самом предмете того спора: о национальной принадлежности людей и влиянии этого фактора на восприятие творчества.

Тема может показаться мелкой, а для человека интеллигентного и просто странной. Тем не менее, характер дискуссии и ее участники вынуждают меня рассмотреть вопрос подробно. Тем более, что это далеко не первая и не последняя подобная дискуссия. К сожалению…

Так вот, есть ли национальность у продуктов творчества и научных открытий? Имеет ли значение, какой национальности был поэт или художник при разборе и оценки их труда, имеет ли значение, кто автор изобретения, изменившего мир?

Во времена СССР мы не особо задумывались о том, кем по национальности являются наши друзья, кем являются любимые композиторы или поэты, какая надпись стоит в злополучной пятой графе у такого-то известного ученого. Какая разница, если музыка берет за душу, если стихи созвучны уму и сердцу, а открытие этого ученого позволило решить важную жизненную проблему человечества? Да были и такие, которые в детстве (особенно в добрежневские времена) вообще не знали, что такое нация и к какой они сами принадлежат. И ничего!

Но с тех пор мир изменился. Принадлежность человека к той или иной национальности все больше влияет на его восприятие обществом. Хотя, по идее, в 21 веке такой фактор вообще должен уйти в историю, но нет!

А что такое вообще национальность? Мы воспринимаем национальность как принадлежность к этносу. Но во всем мире национальность — это гражданство. Все жители Франции (и арабы, и негры, и белые — немцы, русские и т.д.) — все они французы. Все жители Азербайджана (и тюрки, и лезгины, и талышы, и евреи, и русские, и армяне) — они все азербайджанцы в современном западном понимании. И если открытие совершил ученый из Баку (хоть он скиф по происхождению) — оно все равно сделано азербайджанским ученым.

Нас когда-то учили, что национальности сформировались с развитием капитализма, то есть на рубеже 19-20 веков. Да и мы знаем, что в царской России, например, никаких национальностей не было в документах, а вот вероисповедание — было. Не было тогда ни армян, ни азербайджанцев, ни русских, а были мусульмане, григориане и православные. А потом, когда в документы стали вводить национальность (понятие весьма условное), то всех григориан по вере записывали армянами, тем более, что албанскую церковь царское правительство принудительно отдало под руководство церкви армянской.

Но если вернуться в корень вопроса и даже считать национальность как этнос, то далеко не всегда можно понять, кто же какой нации. Ведь люди смешивались, принимали иную веру, меняли имена и фамилии, — как теперь узнать, «кто есть кто»? Фактически только по генетике. Но дело даже не в дороговизне анализа, дело в сути! Неужели так важно, какие этносы создали того или этого человека?

Спор был о поэзии, о том, что поэта «не той» нации нельзя читать, нельзя им восторгаться и т.д., что это «не патриотично», «он наш враг» и т.д. Это был именно спор, потому что немногих таких «патриотов» пытались переспорить множество нормальных людей, для которых стихи — это стихи, а музыка — это музыка. И «национальность» автора (тем паче, давно умершего) — дело десятое, как говорится. Но «патриоты» не унимались.

Ну хорошо, вот Пушкин — он русский поэт, или африканский? Можно ли Бродского считать еврейским поэтом? Кто были по национальнсти (простите, этническому происхождению) Ильф и Петров? Кем был композитор Шнитке? Неужели в нем есть что-то немецкое? А ведь творил он в те времена, когда память о преступлениях немецких фашистов была крайне свежа. Так можно ли восторгаться его музыкой, не оскорбляет ли это память убиенных на фронте?

Подобные вопросы можно задавать бесконечно, но разумны ли они? Если Айвазовский прекрасно рисовал море, разве имеет значение его этническое происхождение? Я не могу понять ни тех, кто носится с ним как с писаной торбой «наш гениальный художник», так и тех, кто не считает возможным видеть его картины, пока Карабах не будет возвращен. Не глупы ли эти подходы в равной степени? Самому Айвазовскому давно уже плевать и на тех, и на других. Я не знаю, причислял ли он себя к какой-то нации (наверно, не очень, раз даже фамилию сменил), я не знаю, гордился ли Левитан своим происхождением, но мне почему-то в голову не приходит кричать на всех углах, что «он еврейский гений» и завешивать стены его репродукциями. Мне его картины нравились еще тогда, когда я вообще не думал про этносы. И что в его пейзажах еврейского, собственно?

Мне нравится Дали и мне наплевать, что было написано у него в паспорте и какому этносу принадлежит его ДНК. И Хачатурян с Бабаджаняном писали хорошую музыку, но это никак не отменяет справедливость резолюций ООН о признании оккупации Карабаха Арменией. Политика — это одно, а искусство — это другое.

Разумеется, если человек искусства лезет в политику, то отношение к его творчеству меняется. Я не знаю, хороший ли писатель Зорий Балаян, но я не стану читать его произведения и я буду воспринимать его как врага, потому что он лично стоял у истоков карабахского конфликта и на нем кровь многих жертв и страдания тысяч людей. Но не потому, что он этнический армянин, а потому что он именно так и действовал. Но у меня нет никаких данных о том, что Бабаджанян, писавший прекрасную музыку для песен Магомаева, как-то замешан в политической грязи. И пока у меня нет таких данных, я плюю на окончание его фамилии и просто слушаю его песни.

Но такими же врагами как Балаян будут для меня люди любого этноса, если они поддерживают агрессию против моей страны, разве это не естественно? Но чем виноват поэт Асадов, вокруг имени которого и разгорелся упомянутый спор, я не знаю. И фактов никто не приводил. Так какая разница, сколько в нем процентов какой крови (тем более, что без генетики все равно не узнаешь), если он жил в России, писал на русском языке на вечные темы? В чем его «армянство», ненавидимое одной стороной и превозносимое другой? Не маразм ли и то, и другое?

На самом деле есть еще один аспект, увы. Есть аспект того, что наши соседи уж слишком помешаны на своей исключительности. И для поддержания сего имиджа беспардонно присваивают себе произведения и достижения соседних народов. О том и говорили те «патриоты», что вот мы славим «их поэта», а они наших не только не славят, но и воруют их творения.

Все так. Но должны ли мы уподобляться чьей-то низости? Не стоит ли нам быть выше, чище? И может, надо просто быть активнее и компетентнее, отстаивая интересы своей страны, в том числе на международной арене, в ЮНЕСКО и т.д.?

Искусство и наука принадлежат всему человечеству. Да, если писатель пишет исключительно на, допустим, аварском языке и только про аварцев, то он — не мировой писатель, а именно аварский. И никому кроме аварцев он не будет интересен. А если он, как Гамзатов, пишет на темы, волнующие всех людей, то какая разница, какая у него там ДНК? Принадлежность творчества и его автора к конкретному народу должна определяться не фамилией этого автора (которая и вовсе может оказаться случайной), а самим характером этого творчества. А такие поэты как Насими или Самед Вургун — они не азербайджанские поэты, они общечеловеческие. Именно этим и нужно гордиться, если уж очень надо гордиться чем-то вне своих собственных заслуг…

Да, именно так! Человек не несет ответственности ни за грехи, ни за заслуги носителей созвучных ему фамилий. Гордитесь своими личными успехами и стыдитесь своих личных грехов! А копаться в чужих ДНК и молиться на созвучные фамилии — занятие глупое и бесполезное…

6 Ссылок на “Национальные вопросы

  1. Три разные категории: национальность, этнос, нация. Национальность — дело «рук» природы, зоны многотысячелетнего постоянного пребывания поколений, приспосбленные генетические особенности организма. Этнос — дело «рук» тысячелетнего общения массы людей в зоне постоянного пребывания. Нация — дело «рук» государственного способа объединения за сотни лет.
    Интернациональность искусства с одной стороны говорит об отсутствии принципиальных национальных различий, с другой стороны — о возможности национальностей понять друг друга. При этом по факту побеждает гуманизм.

    1. На Земле очень мало сообществ, которые «безвылазно» живут на одной и той же территории тысячи лет. Миграция была и есть всегда, поэтому формирование национальности «руками природы» вряд ли возможно. Нация и национальность — достаточно близкие (если не синонимичные) понятия и связаны именно с социальной сферой. А вот этнос — это генетика. И зачастую совершенно не соответствующая национальности данного индивида…

      1. Но ведь это же очевидно: узкий разрез глаз или широкий разрез, белая кожа или темная кожа. И всё к месту в среде древнего обитания. Расы, чуть помельче деление, понеотчётливее физиологические различия — национальности. Национальность это не язык — это характерные внешние черты организма определённого множества людей. Вероятно и некоторые особенности мозга, и внутренностей. Эскимос разговаривающий по русски и родившийся в центре России не перестанет быть эскимосом — человеком, чей организм способен накапливать витамин Д.
        А вот как об этносе говорит википедия: «Исторически сложившаяся общность людей (племя, народность, нация), имеющая социальную целостность и своеобразно-индивидуальный стереотип поведения». Есть конечно у этносов типичная связь с национальной принадлежностью — опять-таки из-за исходного долгого проживания национальности, народности в одной местности, вместе. Но, эскимос по национальности может быть этническим русским, будучи выращенным с рождения в русском этносе. Это кстати тоже говорит о том, что люди ещё не слишком далеко разбежались в национальной изменчивости.

        1. То есть я просто перепутал понятия «этнос» и «национальность»? Возможно. Я считал, что этнос — это генетика и физиология, а национальность — это язык и привычки. И вроде нас так всегда учили…
          Но суть не меняется…

          1. Ну, я немножко тоже дал своё смещение понятий. Сделал их полностью не перекрывающимися. На самом деле в общественных дисциплинах традиционно края определений нечёткие, и в разных трактовках по разному залезают друг на друга. Но вот если посмотреть, что нацию включают в понятие этноса, то тут уж точно остаются только социальные общие признаки. В том числе и язык конечно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *