УДАЧНАЯ НЕУДАЧА

(C) Гаузер Э.Г., Баку, 23.01.17, www.erichware.name

После долгих лет космического застоя, Россия снова устремилась к далеким мирам. Впрочем, не таким уж и далеким в данном случае: речь шла о полете на Луну. Разумеется, весь опыт американских пилотируемых полетов был тщательно изучен и перепроверен. Как не жаль, но американцы на Луне все же побывали, и не раз. Все домыслы о студийных съемках были всего лишь домыслами…

Цель пилотируемого полета была двоякой. Во-первых, конечно же, хотелось вернуть себе славу космической державы. А во-вторых, российские ученые в одном из закрытых НИИ разработали дешевую и эффективную методику добычи кислорода и воды из лунного грунта, что открывало перспективы создания поселения на Луне. Зачем? Этого пока никто не знал, но возможность сама по себе уже согревала сердца руководства страны.

Однако, надо было испытать все на деле, ведь на Земле все исследования велись не с настоящим лунным грунтом, да и отнюдь не в лунных условиях.

В середине 21 века полет на Луну сам по себе не был очень сложным. Организаторов полета смущало только одно: американцы уверяли, что на Луне есть базы инопланетян. Когда их астронавты ступили на поверхность Луны, они увидели очень странные сооружения: огромные каменные дома в виде параллелепипедов, без окон и дверей. Но это никак не могло быть природным образованием. Кстати, и стены этих “домов” не имели ни малейшей царапины, а ведь Луна постоянно подвергается падению метеоритов.

Никаких иных строений и уж, тем более, никакой техники они ни разу не видели. К домам астронавты подходили, но происхождение, материал, назначение - все было загадкой. Таких домов было немного, они были разного размера и разбросаны по поверхности Луны без всякой видимой системы.

Экипаж корабля “Сокол-3” состоял из 5 космонавтов. Двое должны были оставаться на орбите, а трое - спуститься на поверхность Луны, развернуть там временный лагерь и повторить земные опыты в реальных лунных условиях. На всю эту работу им был отпущен целый месяц. Хотелось больше, но космические полеты не бесплатны…. Впрочем, месяца вполне должно было хватить.

Командир был опытным космонавтом, в сумме провел в космосе более трех лет. Звали его Сергей Константинович Крылатов. Вместе с ним на орбите должен был оставаться бортинженер Георгий Алексеевич Узков. А на поверхность земного спутника готовились высадиться также опытный космонавт Ренат Мусаевич Алиудинов и двое ученых: Абрам Карлович Шнессельман и Рамиз Ниязович Агамамедов. Такой вот пестрый состав…. Впрочем, в те годы национальности людей были достаточно условным понятием.


* * *


В назначенный день их ракета благополучно стартовала с российского космодрома на Дальнем Востоке. Времени до Луны было много, 8 дней, потом еще два дня на орбите, проверка всех систем, отделение посадочного модуля. А потом…. Да, все было заранее тщательно спланировано, продумано и выверено. Но Луна - это не Земля…

Время в пути космонавты коротали за беседами на посторонние темы, о предстоящей работе говорить не хотелось. Да и психологи советовали отдохнуть перед самым трудным этапом.

Луна в иллюминаторе росла не по дням, а по часам. Многочисленные приборы следили за параметрами полета, искусственный интеллект, ставший уже почти привычным, молча корректировал отклонения. Собственно говоря, в ручном управлении полетом не было никакой нужды, параметры орбиты были заданы, место посадки тоже давно выбрано.

Космонавты не были романтиками, все они были сухими технарями до глубины души и до последней клеточки мозга. И атеистами, несмотря на серьезное влияние религии в обществе. Перед полетом им даже предложили покреститься, но они, сдерживая смех, отказались. Однако, почувствовав себя оторванными от родного и привычного мира, осознавая бесконечную бездну вокруг себя, они все чаще стали задумываться о месте человека во Вселенной.

Нет, они не говорили об этом вслух, ведь каждый боялся насмешек и осуждения. А спрятанные в себя переживания давили и портили настроение. Даже бывалые космонавты - Сергей Крылатов и Ренат Алиудинов - ощущали непонятную грусть. Да, они много времени провели в космосе, но тогда Земля была рядом, а вокруг на орбитах болтались сотни кораблей и десятки экипажей…

А здесь - никого. Безмолвие открытого Космоса.


* * *


Прошли 8 дней полета, компьютер вывел их корабль на орбиту. Впереди два дня последних проверок, уточнения места приземления, последние советы с Земли - скорее формальные, чем реально полезные.

И вот, три героя (хотя за полеты в космос уже давно перестали давать это высокое звание) перешли в спускаемый аппарат, люк закрылся, и равнодушно-бесполый голос робота сообщил о готовности к расстыковке. “С богом!” - мелькнула мысль в голове у всех, но не от веры в Создателя, а по давней привычке, поэтому с маленькой буквы.

Сейчас космонавтам было не до размышлений, сейчас они реально следили за приборами и переговаривались друг с другом и ЦУПом на Земле. Спуск должен был быть недолгим, два с половиной часа. Космонавты все переговоры вели по радио, как и почти 100 лет назад делали их первые коллеги. Вот только связь была странной, ужасного качества. Причем связь орбитального модуля с Землей была идеальна, но вот в посадочном блоке у всех троих возникло четкое ощущение, что их глушат. Или слушают. Или и то, и другое.

Разумеется, ни о какой биологической жизни на Луне и речи быть не могло. И никаких “тарелок” космонавты за время полета ни разу не видели. Но сейчас они снова вспомнили американцев, настойчиво советующих “этим русским” отказаться от пилотируемого полета.

Ренат смотрел в иллюминатор. Поверхность Луны была ярко освещена, но Солнце светило сбоку, и были ясно видны тени от гор и крупных обломков. Место посадки было идеально ровным, вдоль и поперек изучено всеми земными и космическими телескопами, во всех диапазонах. Но в километре от него был высокий хребет, как раз то место, где планировалось набрать грунт для экспериментов (чтобы не портить посадочную площадку). И около хребта командир увидел несколько совсем небольших “домов”, соединенных между собой. Как же их раньше никто не заметил?

На Землю тут же сообщили о данном факте, но менять место посадки было уже невозможно. Корабль сел, открылись створки люков, на поверхность Луны спустился вездеход. Не пешком же ходить? И вслед за машиной на лунную пыль ступили люди…

В черном небе, усыпанном звездами, сияла Земля. Такая далекая и такая родная…. Вот только почему-то довольно большой участок неба звезд не содержал. Вообще. И форма этой черноты менялась...


* * *


Обычно ОН спал. У него не было имени и даже не было тела в привычном для людей понимании, поэтому и сном это состояние назвать было нельзя. Он просто СУЩЕСТВОВАЛ, но существовал вне формы. Иногда он поднимался на поверхность Луны, просачиваясь прямо сквозь грунт. У него не было глаз, сердца или печени, не было рук и ног, но он осознавал свои размеры и свою форму, которая появлялась только в моменты пробуждения и которая постоянно менялась по одному лишь его желанию.

Был ли он молодым? Сложно сказать. Его сознание было вечным, и он не разделял в своей памяти прошлое, настоящее и будущее. У него не было цели и не было смысла. Он просто СУЩЕСТВОВАЛ. И на Луне он был один, хотя подобные ему существа жили на многих планетах во Вселенной. Впрочем, он не нуждался в общении с ними, хотя и не уклонялся от него. Общение бывало редко, существа его природы были достаточно инертны и не склонны к путешествиям. Кстати, процесс такого путешествия не представлял для него сложности, ведь не имеющий физического тела, ОН не был связан ограничениями Эйнштейна…

Однажды его разбудила странная дрожь. Правильнее сказать не “разбудила”, а вывела из транса, потому что обычным его состоянием был не сон, а нечто вроде медитации в нашем понимании.

Он не стал принимать форму, он просто осознал источник этой дрожи. На Луну пришли странные существа на странном аппарате. Да, он давно знал, что они придут, потому что будущее для него было так же видимо, как прошлое и настоящее. Эти существа были не опасны и долго не задержатся. Потом они придут еще и еще, а потом приходить перестанут. Так и случилось.

А потом…. А потом он стал замечать, что видит будущее все менее отчетливо. Были ли в этом виновны эти существа? Увы. Всезнанием он не обладал, но во Вселенной что-то начало меняться. И все больше и больше сужалось его сознание, и стали в нем появляться какие-то незнакомые образы и ощущения - страха, тревоги?

Потом он ощутил угрозу. Угрозу не лично себе, а угрозу тому миропорядку, который существовал испокон века. И все больше он понимал, что люди (а это были именно они, хотя таким словом он их назвать и не мог) не должны были появляться на Луне, что вся причина перемен - именно в этом.

Осознание будущего уходило, он все больше и больше концентрировался в настоящем и воспоминаниях прошлого. И все труднее ему становилось растворять свою форму, все труднее было входить в то блаженное состояние, в котором он пребывал раньше.

Новые реалии рождали новые эмоции. Он не имел своего языка, поэтому эмоции эти не имели для него названия, но раздражение, страх и даже злость временами возникали где-то в глубинах его сущности.

В один из таких приступов раздражения он поднялся над поверхностью Луны, огромный, но пока невидимый для живых существ. К Луне приближался небольшой предмет, вовсе не природного происхождения. Предмет стал вращаться вокруг Луны, а потом от него отделился другой предмет и устремился к поверхности.

ОН не пытался уловить мысли существ, находящихся внутри этих предметов. Он просто знал, что они там есть и что это те же самые существа, которые уже были на Луне. Ну, не именно те же, но такие же. Впрочем, для него не было разницы. Он устремился к падающей на Луну светящейся точке, он стал гораздо больше нее, он поглотил ее внутрь себя. Люди заметили, что связь с базовым кораблем стала совсем плохой, но больше они не замечали ничего.

Корабль сел, а ОН остался висеть в пространстве, огромный и негодующий. И негодование его стало столь сильным, что форма его начала проявляться в физическом мире, заслоняя звезды.


* * *


Людям некогда было глазеть по сторонам. Да и вообще: мало ли что покажется сквозь шлем скафандра? И они дружно взялись за работу, разворачивая аппаратуру для жилья и проведения опытов. Жить им весь месяц придется в скафандрах, хотя называть эти костюмы таким привычным термином было не совсем верно. Это были, скорее, мобильные домики, наподобие раковины улитки. Внутри все было оборудовано для дыхания, еды и даже для отправления естественных нужд. И все это было очень компактно и даже вполне терпимо по весу. И только спать они могли без скафандров, в спускаемом модуле.

Им нужно было подготовить установки для опытов, добыть лунный грунт, загрузить его, получить из него воду и кислород, собрать их в специальные емкости. Энергию они брали от солнечной установки, тоже привезенной и развернутой рядом с лагерем. В общем, все было вроде бы не так сложно и страшно, как казалось на Земле.


* * *


ОН наблюдал за людьми, впервые в жизни почувствовав интерес к происходящему во внешнем мире. Несмотря на то, что Вселенная изменилась, и сам он изменился, его могущества хватило бы на то, чтобы рассеять по поверхности и людей, и всю их технику. Вот только сам он этого не осознавал пока что. Он даже не знал, что может сотворить такое.

ОН воспринимал тела людей, как воспринимал лунные камни. Зато он постепенно стал замечать наличие у этих существ (но не у привезенной ими техники) глубинной сущности, такой же, как была внутри него самого. Точнее, не внутри него, а им самим.

Он наблюдал со стороны, как эта сущность (назовем ее душой) людей тщетно пыталась “достучаться” до их сознания, столь грубого, что ЕГО присутствие было им не заметно. Души их тянулись к нему, запертые внутри людских тел непонятными силами.

Сергей Крылатов внимательно наблюдал за всем, что происходит на поверхности Луны, наблюдал и за спуском модуля на поверхность. Он видел странную тень на поверхности Луны, как будто тень от огромной амебы, форма которой все время менялась. Но самой “амебы” он не видел, сколько ни вглядывался в иллюминаторы и экраны компьютеров, сколько ни пытался вертеть камерами наблюдения во все стороны.

Как и было заведено в их среде, все наблюдения он тщательно записывал (конечно, не ручкой в журнал, а голосом, прикладывая фотографии) и доложил на Землю о странной тени. Никакого объяснения на Земле пока не придумали, но это не его проблемы.

Наступило время сна космонавтов. Те, кто были на Луне, вошли в спускаемый модуль, сняли скафандры и улеглись на свои места. Дежурного не выставили - что им могло грозить на Луне? А от случайного метеорита дежурный не спасет. Космос есть космос, без риска тут никак.

Абрам Карлович спал плохо. Всю ночь ему казалось, что какие-то холодные и тонкие щупальца опутывают его тело, словно пытаются раскрыть его и добраться до внутренностей. Он просыпался в холодном поту, но в герметично закрытом корабле, разумеется, никого не было. Атеист, воспитанный все же иудеями, он читал наугад какую-то молитву и засыпал снова. И все повторялось.

Наутро он встал, как и все, по будильнику. Хмурый, не выспавшийся, с ощущением смутной тревоги. Что интересно, и другие участники команды были хмурыми и поначалу прятали друг от друга глаза. Впрочем, дисциплина есть дисциплина. И они рассказали друг другу причину своего плохого настроения.

Ренат Алиудинов всю ночь провел внутри Луны. Он шел какими-то бесконечными коридорами без лестниц, но со спусками и подъемами. Как он преодолевал эти крутые подъемы без ступенек, он не понимал. И зачем он ходил, что искал? А ведь он явно что-то искал! И при этом знал, что никаких коридоров внутри Луны нет, “внутренности” спутника Земли были к тому времени досконально изучены.

Рамиз Агамамедов снов не помнил. Он только помнил, что ему все время не хватало воздуха, он несколько раз просыпался от удушья, но воздух в корабле был свежим и наполнен кислородом - техника не подводила.

А на орбите все было спокойно. Оба космонавта прекрасно выспались и с удивлением слушали доклад лунной команды. Еще одна странность. Впрочем, они очень устали после перелета и спуска, тут даже железные нервы космонавтов могут пошаливать. Рассказы были запротоколированы, но вскоре почти забыты, работы невпроворот.


* * *


Ночью пришельцы зашли в свой корабль и погрузились в состояние, почти знакомое Ему. Он был даже удивлен немного, хотя состояние это отличалось от привычного для него транса. Но зато теперь у него появился доступ к внутренней сущности этих существ. Он очень хотел, чтобы они покинули его планету как можно быстрее, потому что любое вмешательство человека в иные космические тела грозило тяжелыми последствиями для всей Вселенной.

И всю ночь он пытался то разобраться в их телах, то показать истинную Луну, то просто напугать. Но ничего не вышло.

Зато ему удалось понять, что же они собирались делать на Луне. Этого нельзя было допустить! Он уже осознал, что может уничтожить и эти тела, и все то, что прибыло вместе с ними. Но…

Когда-то на Земле тоже жили существа, подобные Ему. Было это в те далекие времена, когда планета только формировалась, когда никакие биологические (в нашем понимании) тела существовать там не могли. Но потом их попросили освободить планету для иной формы жизни. Кто попросил? У просящего не было имени, да никто и не спрашивал. Это была сама Вселенная, создавшая Землю для странной формы жизни, с одной стороны очень сложной, но с другой крайне слабой и неустойчивой.

И Его сородичи ушли с Земли. Он не был на Земле, он просто знал о тех событиях. И он знал, что форма эта должна была существовать только на Земле, все другие небесные тела были для нее закрыты. И вот, вопреки Замыслу, эта форма жизни сумела попасть в Космос. И не просто попасть, а высадиться на другие планеты. И не просто высадиться, она стала пытаться изменить эти планеты.

Конечно, Он не знал, чем именно это грозит Вселенной. Но произошедшие с ним изменения после первого визита землян на Луну, сами по себе говорили о том, сколь сильным и неблагоприятным будет вмешательство людей в космические события.


* * *


А люди снова взялись за свои приборы. Сегодня предстояло доехать до горного хребта и взять первые образцы грунта.

Абрам Шнессельман и Рамиз Агамамедов погрузились в вездеход и поехали к ближайшим скалам. Ренат Алиудинов, будучи не ученым, а космонавтом, в их работе разбирался слабо, зато мог устранить любую неисправность в системах жизнеобеспечения, да и до орбиты долететь в случае чего. Естественно, он оставался в лагере.

Ехали не спеша, расстояние не большое, да и не был их вездеход гоночным болидом. Километр пути преодолели минут за 15, не меньше. И вот, перед ними настоящие лунные горы! Зрелище, надо заметить, впечатляющее. Высоко в небе висел голубой шар, и они вдруг ощутили такую тоску и одиночество, почувствовали себя такими чужими и лишними в этом черно-белом мире Луны! Чернота в тени и слепящая даже через шлем освещенная Солнцем поверхность спутника. Голая, дикая, враждебная. Они почему-то вдруг вспомнили свои ночные сны. Вспомнили так отчетливо, что мысль: “А сон ли это был?” не могла не прийти в их головы. И пятно на небе, закрывающее вчера звезды, они тоже вспомнили.

В какой-то момент им захотелось бросить все, вернуться в лагерь, свернуть технику и поскорее вернуться на Землю. Впрочем, оба были в Космосе впервые и состояние свое сочли естественным. Да и психологи предупреждали о возможности чем-то подобного.

Ученые тряхнули головами, сгоняя наваждение, и стали готовить буровое оборудование. У них не было задачи бурить глубоко, им просто надо было “отколупать” от горы несколько килограммов породы (минимум 3, но желательно 5) и вернуться в лагерь. Как мы уже говорили, экспедиция была рассчитана на месяц, но это был максимальный срок. Если все пойдет гладко, можно было и за неделю управиться. Хотя, если возникнут сложности, месяца может и не хватить, а на следующую подобную экспедицию денег никто не даст. И велика вероятность, что в этом случае американцы снова окажутся впереди: у них денег много.

Поднеся к поверхности горы нечто вроде отбойного молотка с мешком для сбора породы (не руками же через скафандр собирать куски!), Абрам Карлович коснулся кнопки питания.


* * *


ОН продолжал наблюдать за людьми. Огромный, но бесформенный, он продолжал свои попытки связаться с душой этих существ. Ему почти удалось, они почти уже повернули назад. Но воля людей оказалась сильнее, и страшное железное орудие вот-вот должно было нарушить вселенский порядок.

В Нем стал просыпаться гнев. И, соответственно, стала проявляться Его форма. И, прежде чем ученый нажал кнопку питания, он вдруг заметил, как потемнело все вокруг. Будто облако закрыло Солнце. “Облако на Луне???” - и, чуть не выронив бур, оба землянина задрали голову вверх. На этот раз не было не только звезд, но и Солнце было каким-то тусклым. Причем именно в том месте, где стояли они, потому что лагерь был по-прежнему ярко освещен.

Тут до них дошло, что в небе действительно что-то (или кто-то) присутствует. Но этого не может быть! На Луне жизни нет и быть не может! Но ведь американцы предупреждали.… Только вот никто им не верил всерьез.

И еще до них дошло, что этот “кто-то” явно обладает сознанием (совсем дикое предположение) и явно не хочет, чтобы они бурили Луну. И что будет, если они ослушаются, никто не знал.

Не сговариваясь, они оба стали по радио вызывать лагерь. Ренат Мусаевич ответил сразу. Они и сам заметил странное потемнение в том месте, где работали ученые. А теперь, посмотрев вверх, увидел и причину. Огромное амебообразное тело висело над его товарищами, почти касаясь их своими щупальцами. Камера, закрепленная на его шлеме, фиксировала все происходящее. Он включил передачу на базовый модуль, но как назло корабль сейчас летел над противоположной стороной Луны. До связи оставалось минут 15.

Что делать? И он приказал ученым возвращаться обратно.

Когда связь с орбитальным модулем появилась, и его обитатели увидели лунные кадры, у них волосы дыбом встали. Впрочем, Георгий Алексеевич был абсолютно лысым (так сложилось). Но ощущение ужаса он испытал все равно.

Разумеется, вся информация была немедленно передана на Землю. Космонавты не понимали сути происходящего, они просто заметили, что это существо явно хочет им помешать. И еще они прекрасно понимали, что подвергаются огромной опасности.

Но на Земле все виделось несколько иначе. Несмотря на высокое качество отснятого материала, земные ученые никак не могли поверить в реальность происходящего. А уж сны и ощущения космонавтов и вовсе не склонны были принимать всерьез. На кону престиж страны, в экспедицию вложены огромные деньги. А тут какие-то тени, которых просто не могло быть по определению.

Однако рисковать экипажем тоже не хотелось. Гибель экспедиции престижа не прибавит. О самих космонавтах, разумеется, никто не думал, они люди военные (даже ученые), риск - их работа.

Руководство ЦУПом разделилось на сторонников немедленной эвакуации и на ярых противников такой идеи. Докладывать главе государства? Теоретически они должны были доложить, но что они скажут? Что в небе над Луной висит огромная полупрозрачная амеба, внушающая людям ночные кошмары? А время идет, и каждый час стоит огромных денег!

Глава ЦУПа не решился войти к Президенту страны с такой информацией. Тем более, что Президент был занят важными переговорами. И с Земли поступил приказ на следующий день повторить попытку бурения.


* * *


В эту ночь всем троим снился один и тот же сон. Будто бы они касаются буром склона горы, включают его, и бур проходит сквозь гору, разваливая Луну на части. Осколки спутника летят на Землю, уничтожая города и поля. Земля превращается в выжженную пустыню, залитую огромными волнами цунами. Зрелище было очень реалистичным, они слышали взрывы, крики людей, чувствовали жар от пламени пожаров.

Ренат Мусаевич любил старые голливудские фильмы, особенно фантастические боевики. Он хорошо помнил фильм “Армагеддон” и явное соответствие сна фильму приписал проделкам мозга.

Но когда утром обнаружилось, что один и тот же сон видели все трое (а двое ученых фильм не видели и вообще о нем не знали: старое кино мало кому интересно), стало очевидно, что на них кто-то влияет. И что это “ночное кино” - серьезное предупреждение, возможно, последнее.

У них уже был приказ ЦУП бурить, во что бы то ни стало. Но если они не поверили в возможность развала Луны от их буровой установки, то в собственную гибель в случае непослушания они поверили вполне.

Как известно, приказы не принято обсуждать. С другой стороны, им там, на Земле, легко командовать. А вот были бы они сами в нашей шкуре…. Так подумали все трое и решили попытки бурения отложить.

Как и накануне, двое ученых сели в вездеход и поехали, но не к хребту, а к тем самым “домам”, которые увидели еще на подлете. Американцы уверяли, что эти дома не имеют никаких входных отверстий и их поверхность идеально гладкая. На удивление экспедиции, вблизи стена дома выглядела совершенно естественно. Если бы не ровные прямые углы, вполне можно было бы принять за природный объект.

Абрам Карлович решил использовать всю имеющуюся у них научную технику, был проведен спектральный анализ, анализ на химические элементы, анализ на внутреннюю структуру объекта до глубины в десятки метров. Техника ведь совершенствовалась!

Результат их удивил и даже разочаровал. Это была чистейшая лунная порода по своему составу. А вот внутри “дома” творилось нечто странное. Там были пустоты, но пустоты эти постоянно меняли свои размеры, форму и местоположение. Земная наука с таким явлением не встречалась и объяснить его не могла.

Они оставили вездеход и стали обходить “дом” с другой стороны, пешком. Когда они подошли вплотную к меньшей грани дома, эта грань вдруг исчезла и они, сами не поняв как, оказались внутри “дома”. “Дверь” за ними закрылась так же мгновенно и, естественно, беззвучно. Кромешная тьма. Впрочем, их скафандры были снабжены мощными источниками света, рассчитанными на несколько часов работы.

Двое людей оказались в небольшой комнате, со строгими прямыми углами, высотой метра 3. Но если обычная поверхность Луны покрыта толстым слоем пыли, то здесь пол был совершенно чистым, это была твердая каменная поверхность, притом совершенно гладкая.

Они обернулись назад, но никаких следов двери или ворот не обнаружили. Стена сзади них была совершенно гладкой. Паника? Вообще-то говоря, они не были космонавтами и не были военными. Да, их тренировали на всякие нештатные ситуации и в принципе нервы у них вообще были крепкими. Но тут…

Разумеется, радио не работало. Их попадание внутрь дома было столь быстрым и неожиданным, что доложить командиру они ничего не успели.

А командир - Ренат Алиудинов - не следил все время за участниками похода. У него в лагере были другие дела. Когда он заметил, что товарищи долго не выходят на связь, он стал смотреть в сторону их путешествия. Бинокль показал одиноко стоящий вездеход, но людей нигде не было видно. Радио молчало. Глухо. Ни помехи, ни шума - ничего.

Прошел час, прошло два часа. Пришлось связаться с орбитальным модулем и доложить обстановку. Сергей Крылатов был вне себя от гнева. Как можно было не следить непрерывно за экспедицией? Как можно было столько ждать, ничего не докладывая? А когда смущенный Ренат Мусаевич рассказал о ночных видениях членов экспедиции, командир встревожился не на шутку.

Доклад, направленный на Землю, был коротким, но весьма резким. Пока на Земле приходили в себя от такой информации, Сергей Константинович стал менять параметры орбиты корабля так, чтобы пролетать как можно ближе к загадочному дому. Он надеялся с орбиты разглядеть хоть какие-то подробности. Единственное, что он увидел с помощью первоклассной оптики, это следы двух людей, подошедших к стене дома. Обратных следов не было, самих людей - тоже.

Эту информацию (вместе с фотографиями) он тоже отослал на Землю.

Теперь мало кто сомневался в присутствии на Луне посторонних обитателей. Начальник ЦУПа был вынужден оторвать Президента от переговоров и доложить (в атмосфере повышенной секретности) о том, что произошло на Луне.

Президент был человеком достаточно молодым, родился он в 21 веке, жил всегда не бедно и понятие “умный дом” не было для него чем-то абстрактным. В “летающие тарелки” он не верил, в наличие инопланетян тоже. Конечно, он не раз обсуждал с представителями спецслужб всякие необъяснимые явления, а однажды даже впрямую спросил американского президента (встреча была неформальной, и хорошее вино способствовало расслаблению обоих), действительно ли в Америке хранятся останки инопланетян и правда ли, что многие технологии американцы получили от пришельцев.

Президент США тогда рассмеялся и гордо заявил, что его народ способен сам создавать любые технологии, в инопланетной помощи он не нуждается. А никаких останков лично он не видел. Впрочем, он не особо интересовался этим вопросом.

Российский президент сделал тогда вид, что поверил, хотя и усомнился в искренности коллеги. Но и его собственные “компетентные органы” никаких однозначных доказательств наличия инопланетной жизни не имели. А раз так - о чем еще говорить?

И вот он получает доклад начальника ЦУП, и у этого пожилого военного, прошедшего множество переделок в космосе, мелко дрожали руки и хрипел голос.

Мало того. Он - Президент! - должен теперь принимать решение. Вариантов не много: Первый, это не делать ничего и ждать вестей от пропавших. Ресурсов было на месяц ожидания, а потом будет видно. Впрочем, если они не появятся в ближайшие два дня, они не появятся никогда, потому что ресурсов их скафандров на большее не хватит. Закончатся еда и вода, но главное, закончится кислород.

Второй вариант - организовать спасательную экспедицию на Луне. То есть Ренат Алиудинов должен подойти к месту их пропажи и попытаться с ними связаться. Вдруг получится? Впрочем, идти ему придется пешком, второго вездехода не было. И пусть расстояние не слишком велико, сил и времени на такой поход уйдет немало. И вдруг он тоже исчезнет?

Третий вариант - спасательная экспедиция с Земли. Это не только огромные финансовые расходы, это еще и неизбежная огласка. Не говоря о том, что экспедицию нужно подготовить…


* * *


Они все еще осматривали стены комнаты в свете своих фонарей, как вдруг пол исчез, и они стали стремительно проваливаться вниз. “Что это - кроличья нора?”, - эта мысль пришла к ним обоим. Кстати, если связаться с лагерем они так и не смогли, то между собой по радио вполне можно было общаться. Пришлось, правда, найти подходящую частоту, но их техника позволяла использовать практически весь радиодиапазон.

Разумеется, наручных часов у них не было, но вся информация выводилась прямо на стекло шлема, в том числе и время. Время остановилось. Цифры часов застыли в тот момент, когда за ними закрылся вход в комнату. Они до сих пор не понимали, как он открылся и как закрылся, потому что оба эти события происходили мгновенно. А теперь вот так же мгновенно под ними пропал каменный пол.

Стекло шлема показывало не только время. На поверхности Луны оно показывало направление на лагерь, показывало окружающую температуру. Впрочем, на Луне этот параметр имел смысл только вблизи твердых объектов, но скафандры разрабатывались с учетом путешествий не только на Луну.

Сейчас никакого направления на лагерь не было, зато температура установилась на подозрительно комфортной для человека отметке в плюс 20 градусов по Цельсию. Мало того. Датчики скафандра сообщали, что космонавтов окружает привычная земная атмосфера. Однако, они так и не решились снять шлемы скафандров...

Они продолжали падать, а шлем послушно отображал текущую глубину по изменению уровня гравитации. Глубина была огромной и продолжала расти, хотя самого падения они не чувствовали.

На глубине 1737 км падение (судя по табло) прекратилось. Они были в центре Луны? Разумеется, оба ученых были прекрасно знакомы не только с официальной теорией внутренностей Луны, но и с альтернативными идеями о пустом внутри спутнике, о его искусственном происхождении и т.д. И, разумеется, они придерживались традиционных представлений. Но сейчас они висели в полной пустоте и их очень мощные фонари с направленным излучением не встречали ни одной отражающей поверхности. А часы не двигались.

Вдруг фонари погасли. Погасли и стекла шлемов. Зато они увидели совершенно невозможный пейзаж вокруг. Было такое впечатление, что в абсолютной пустоте им показывают кино. Перед взором проносились картины формирования Земли и других планет солнечной системы, формирования Луны (она была вполне естественным небесным телом, хотя сформировалась гораздо позже Земли из раскаленных обломков астероида, столкнувшегося с Землей).

Они никак не могли понять, где находится эта картинка: то ли снаружи, то ли транслируется на стекло шлемов, то ли формируется прямо в их голове.

Кино было захватывающим и превосходного качества. Они увидели и Того, кто висел над ними, загораживая Солнце. Увидели другие формы жизни Вселенной, но среди них не было ни одной, основанной на химии углерода, да и вообще на какой-либо химии. Земля была совершенно уникальным объектом и жизнь на Земле тоже была явлением уникальным.

Они увидели, как покидают Землю нематериальные в нашем понимании существа (больше всего им подходило название “Джинн”), уступая место органической жизни. Они узнали и о договоре, заключенным между Джиннами и кем-то, кто творил Вселенную, но сущность которого не знали даже Джинны. Договор был в том, что представители земной жизни никогда не ступят на другие планеты. Джинны не знали, зачем вообще нужна была вся эта органика. Однако, обладая даром видения будущего, они видели, как человечество отступит от изначального плана и встанет на техногенный путь развития. Но дальше был туман.

И вот, люди пришли на Луну. Их аппараты ездили по Марсу и Венере, их корабли давно вылетели далеко за пределы солнечной системы. Но сами люди пока так и не перешли к межпланетным путешествиям, несмотря на амбициозные планы и многочисленные тренировки.

Нарушение договора действительно грозило катастрофой. Ни Абрам Шнессельман, ни Рамиз Агамамедов так и не поняли, почему их действия по отколу куска лунной породы могут привести к таким последствиям. Тем более, что образцы лунного грунта на Землю доставлялись неоднократно. Им ничего не пытались объяснить, им просто давали информацию о причинах и следствиях.

Сейчас они видели как будто повторение первого сна оставшегося в лагере Рената Мусаевича - они неслись вперед внутри Луны, взлетая вверх и проваливаясь вниз. Шлем ничего не показывал, зато вестибулярный аппарат каждого из них реагировал однозначно. И не сказать, что приятно, хотя морской болезнью они не страдали никогда.

Неожиданно перед ними появился яркий солнечный свет. С непривычки глаза захлопнулись сами по себе. Когда им удалось открыть глаза, они увидели позади себя стену “дома”, но пейзаж вокруг был совсем не тот, что остался около лагеря. Где они? Никакого вездехода поблизости не было, да и лагеря не было видно. Шлем снова показывал время, часы шли с того момента как остановились. Сколько времени они провели внутри Луны?


* * *


Первым их заметил Георгий Узков. Вот уже 10 дней летали они над Луной, тратя драгоценное топливо на смену орбит и пытаясь найти хоть какие-то следы пропавших ученых. На Земле решили выдержать весь положенный для экспедиции срок, а если пропавшие не появятся к тому времени, придется улетать без них. Газеты и телевидение старались обходить тему экспедиции, тем более, что она изначально была преподнесена обществу как секретная.

Они возникли будто из ниоткуда, на расстоянии около 200 км от базового лагеря, рядом с таким же “домом”, возле которого пропали. К тому времени вездеход был переправлен в лагерь и сейчас, разбуженный экстренным вызовом с орбитального блока (было время сна) Ренат Мусаевич чуть не падая бежал к вездеходу. Введены координаты цели, но вездеход плетется долго! До цели несколько часов пути, а связь по-прежнему отсутствует. Слишком велико расстояние!

Они понимали, что их найдут, тем более, что в небе был виден их орбитальный модуль. Раз видят они его, значит и он видит их. Надо просто ждать. Они не знали, какой сейчас день, и какой час. Они просто тихо советовались, что теперь делать. Ни о каком бурении, конечно, речи быть не могло, но у них не осталось никаких доказательств того, что именно они видели. Единственный факт (и они подозревали, что этот факт был не случайным) был в том, что точку входа и точку выхода на поверхности разделяло 200 км. И было очевидно, что они его по этой поверхности не проходили.

Вездеход возник неожиданно из-за поворота и чуть не сбил их с ног. Хорошо, скорость у него маленькая! Они молчали всю дорогу. Но когда они попали в лагерь, и была установлена связь с кораблем, естественно, стали рассказывать. Отставание их часов очень хотелось списать на сбой электроники из-за каких-то излучений, но сами они в такую версию не верили. Нет времени внутри Луны - вот и все.

Конечно, их рассказ был записан и передан на Землю. На этот раз начальник ЦУПа не постеснялся даже разбудить Президента страны! Тот выслушал все, почти два часа сбивчивого, но достаточно яркого рассказа двух ученых. Только сделал замечание, что лучше было бы записывать их рассказы отдельно, чтобы друг друга не слышали. Но такой возможности на Луне все равно не было.

Экспедиция получила приказ к возвращению. Было ясно, что на Луне людям работать не дадут. Впрочем, как и на других планетах. Сколько денег потрачено зря! Сколько планов пошли коту под хвост (президент мысленно выразился даже грубее)!


* * *


Они улетали без сожаления. Их домом была Земля - там они и будут жить! Да, их экспедиция закончилась фактическим провалом, они не выполнили задание. Но почему-то все пятеро не испытывали грусти, скорее, наоборот: им как-то сразу стало легче, словно некий груз упал с плеч.

Их провожали. Недалеко от улетающего корабля в небе висело полупрозрачное облако, постоянно меняющее форму.

ОН теперь был спокоен. Больше люди никогда не придут на Луну, никогда не попытаются ступить и на другие планеты. Мир останется таким, каким должен был быть. ОН почувствовал, что его форма теряется, и блаженное состояние транса захватывает все его существо. Корабль улетел, и он стал проваливаться внутрь Луны, туда, где нет ни гравитации, ни электричества, ни каких-либо иных помех. Покой, который он полноценно не испытывал с момента первого визита людей.