УДАЧНЫЙ СЛОГАН

(C) Гаузер Э.Г., Баку, 26.09.13, www.erichware.name

Ирина была женщиной красивой. Дожив (и даже несколько пережив его) до возраста, который принято называть "бальзаковским", Ирина сохранила и пухлость губ, и гладкость кожи, и глубину темно-карих глаз с их чуть-чуть восточным разрезом и большими, вполне природными, ресницами.

Причиной столь хорошей сохранности в наше стрессовое время была крепкая и здоровая генетика, доставшаяся от предков. Но сама Ирина считала, что своей привлекательностью обязана фирменной косметике, которой были заполнены ее туалетный столик, ванная комната и даже ее рабочая сумочка. Утренний макияж был самым важным событием дня. А перед сном следовало не менее важное и долгое удаление всех следов краски, румян и туши.

Косметикой Ирина пользовалась дорогой. А почему бы и нет? Хорошая зарплата, на шее никто не висит – куда еще девать деньги? Ирина пробовала все новинки, которые видела в рекламе по телевизору. Подруг у нее практически не было, советоваться было не с кем. Да и не в ее характере было с кем-то советоваться...

Недавно, в перерыве очередного сериала, Ирина увидела рекламу нового средства для снятия туши с глаз. Что греха таить – процедура эта и впрямь была не самой приятной: качественная тушь смывалась с большим трудом. А тут – обещание все выполнить быстро и бесследно. И лозунг Ирине понравился: "Смывает тушь, а не глаза". Юмор Ирина ценила.

Разумеется, во время ближайшего же шопинга она пошла в свой любимый косметический магазин и вернулась оттуда с красивой упаковкой. "Надеюсь, это стоит потраченных денег", - подумала она. Деньги были, но тратить их "на всякое барахло" Ирина не любила. Штрих-код на упаковке показался ей незнакомым, а "made in" вообще отсутствовало. Ирина слегка удивилась, но магазин был проверенный, и о своих сомнениях она быстро забыла.

Вечером, перед принятием ванны (душ она не любила), Ирина вскрыла упаковку и стала читать инструкцию. Инструкция была на родном русском, хотя знание иностранного у нее всегда было приоритетом и проблем с импортным товаром не возникало. Все как обычно, ничего особенного: "возьмите небольшой кусочек ваты, смочите жидкостью из флакона, затем протрите кожу вокруг глаз, стараясь избегать попадания жидкости на поверхность самого глаза".

Сев перед своим туалетным столиком и настроив вертящееся зеркало, Ирина смочила вату раствором (запах был слабый, но довольно приятный), на всякий случай привычно зажмурилась и провела мокрой ватой по правому глазу.


Сперва она вообще не осознала, что произошло. Открыв глаза, она поняла, что смотрит на стол только левой своей стороной. При этом ей казалось, что она видит себя и как бы со стороны. Ирина глянула в зеркало и, как говорится, "впала в ступор". На лице правого глаза не было. Вместо красивого глаза (точно как у мамы!) зияло отверстие кроваво-красного цвета. Но кровь из него не шла, отверстие было совершенно сухое. И боли она не чувствовала, никакой!

Оторопело посмотрев на вату, Ирина увидела в правой руке белый шарик с красными разводами и темно карим диском посередине. Она почему-то вспомнила фильм про Шерлока Холмса, когда бедный Ватсон увидел в чашке человеческий глаз.

Мозг упорно не воспринимал происходящее всерьез. А ведь Ирина видела не только окружающий мир, но и себя со стороны. Но этот важный момент ее сознание не замечало. И, словно не веря увиденному, Ирина положила на стол белый шарик, взяла вторую вату, смочила ее раствором и провела по левому глазу.

Решительность с детства была ее отличительной чертой. Она никогда не стояла в раздумье, никогда не спрашивала советов. Действовала всегда быстро и без колебаний. Часто это помогало в решении проблем, но она никогда не думала, что именно эта черта и отталкивает мужчин, привлеченных ее красотой. Как же они были правы!..

Она снова открыла глаза. Точнее, напрягла мышцы, поднимающие веки. Но ничего не произошло. Ни стол, ни свои руки она не увидела. Зато она довольно четко увидела свое лицо, теперь уже с двумя зияющими дырами вместо глаз.

"Смывает тушь, а не глаза" - вспомнился ей слоган рекламы. И тут же в памяти услужливо всплыли подозрения в виде незнакомого штрих-кода и отсутствия надписи о стране-изготовителе на упаковке.

Ирина никогда не воспринимала всерьез выражение "волосы дыбом встали". Но сейчас, наблюдая за собой со стороны, она вдруг увидела, как на ее голове образовалась грива вместо красивой прически, тоже недавно сделанной в фирменном салоне красоты. И грива эта была подозрительного белого цвета. Или показалось?

Ирина попыталась оглядеться по сторонам. Тщетно. Сколько ни напрягала она мышцы пустых глазниц, взгляд ее по-прежнему упирался в ее собственное лицо. Тут ей пришла мысль подвигать левой рукой. Поле обзора изменилось. И только теперь до нее дошло, что мир она все еще видит, но видит теми "шариками", что были когда-то ее глазами. Да, ее решительность часто имитировала наличие сильного интеллекта. Но все же это разные вещи...

Бережно сжимая в пальцах левый глаз, она стала вертеть им во все стороны. Нашла на столе правый и схватила его правой рукой, направив зрачком от ладони.

Ирине приходилось видеть людей с косоглазием. Говорит с тобой и по идее смотрит на тебя, но глаза направлены куда-то в разные стороны. Ирина не была в душе злой и жестокой, но увечных не любила. И косящие люди всегда вызывали у нее не жалость и сочувствие, а подозрение и неприязнь.

И вот теперь ей пришлось почувствовать на себе, что значит "косоглазие". И как почувствовать!

Ведь наш мозг составляет единую картинку из суммы сигналов правого и левого глаза. И малейшее их "расхождение в показаниях" вызывает серьезные проблемы, от астигматизма начиная. А тут оба глаза смотрели и вовсе в разные стороны. Мозг Ирины никак не мог собрать картину воедино, и голову пронзила резкая боль. Она привычно зажмурилась, но...

Разумеется, изображение не пропало. Теперь до ее сознания дошло еще одно несоответствие реальности: ведь глаза с мозгом в норме связывает зрительный нерв. Сейчас между "шариками" в ее руках и ее головой не было никаких нитей. Но она видела!

"Интересно, как же я вижу? Или биология врет и мозг тут вообще ни при чем? Тогда как мы видим? И вообще, где теперь Я?". Вопросы эти пролетели в ее голове, вызвав на ней очередное поднятие волос. Головную боль она уже не замечала...


Ирину начала охватывать паника. Ее глаза увидели страшную седую старуху с пустыми кровавыми глазницами, которая резко вскочила на ноги, уронив стул. Взмах рук – и перед взором дикая каша из обрывков комнаты.

Дурой она все же не была. Тем более что в экстремальной ситуации ресурсы человека мобилизуются. Ирине пришла в голову поистине гениальная мысль – поднести руки с шариками к пустым глазницам и попытаться сфокусировать зрение. Смотреть на себя со стороны не только страшно, но и жутко неудобно.

Попытка оказалась не слишком удачной, но, случайно повернув левый глаз зрачком к ладони, она его фактически закрыла, и мир предстал перед ней с привычного ракурса, хотя и без перспективы объемного зрения.

"А если я вставлю глаза обратно?". Не тут-то было. Ведь тело глаза заведомо больше глазного отверстия. В природе ведь все предусмотрено и продумано – глаз просто выпадет из широкого отверстия. Так что "шарик" она приложила, но внутрь он не пролез.

"Как же он тогда оттуда вытащился?", - с тупой обреченностью подумала она? "Да очень просто", - возник в голове насмешливый ответ, – "глаз ведь мягкий, он просто потянулся за ватой, сплющился и вытащился"...

Но применять силу для возвращения глаза на место Ирина побоялась.

"Надо вызвать скорую" - и дрожащей рукой Ирина положила левый глаз на стол, зрачком вниз. Чтобы не мешал. Телефон был рядом, но почему-то не работал, ни шороха в трубке, ни гудка. Ничего.

Она схватила мобильник, лежащий тоже поблизости. Приходилось все время управлять правым глазом с помощью руки. Ужасно непривычно и неудобно. Господи, какой же дурой чувствовала она себя сейчас! Зачем ей эта красивая внешность, зачем косметика, зачем все это было нужно? Молодая еще ведь была, а главное, здоровая!!! Как же ей хотелось теперь вернуть себе прежнее здоровье и выкинуть все эти бесконечные коробочки с кремами, помадами и прочей "бытовой химией".

Мобильник тоже не работал. Впрочем, ее это уже не удивило. Все больше и больше ее удивляло другое – отсутствие боли в пустых глазницах. И никакой крови из них, ни капли!

"Это сон!" - спасительная догадка пронзила мозг, и обрадованная Ирина ножницами полоснула себя по ноге. Вообще-то, в детстве ее учили, что в такой ситуации надо себя просто ущипнуть. Но что мелочиться?

Боль резанула по ноге, и ручеек крови направился к полу. Рана, конечно, была не глубокой и не опасной, но она была!!! И кровь – вот она, родимая! "Не сон". И этот вывод Ирину уже тоже не удивил.

По ее расчетам, была уже глубокая ночь. Кто ей поможет, соседи? Она вдруг представила себе, как стучится к ним в дверь, барабанит и просит о помощи. Пожилой муж соседки открывает дверь, а перед ним...

А перед ним стоит седая растрепанная старуха с пустыми глазницами, сжимающая в одной руке свой глаз и этой же рукой направляющая его в стороны для обзора. Инфаркт обеспечен.

"Ну конечно! Его жена вызовет скорую, а заодно и мне врачи помогут!". Жестокость своего плана Ирина осознавала, но в борьбе за свои интересы все средства хороши. Кстати, ее откровенный эгоизм тоже был одной из причин ее одиночества. Кому нужна жена, идущая в буквальном смысле по трупам, если понадобится? Но об этом она не думала.

Неверными шагами она направилась к двери. Дверь была заперта (разумеется). А где ключ? Обычно он торчит из двери, но сейчас там его не было. Ирина отдалила глаз от головы и стала вертеть им по сторонам, оглядывая пол. Ключ она не нашла, но почувствовала, что рука затекла и жутко устала. План провалился.

Ее вдруг стало клонить в сон. Но заснуть – это значит выпустить из руки глаз. Найдет ли она его, оставшись слепой? Впервые в жизни она до последней клеточки ощутила ценность зрения! Слух, речь, обоняние...

Она вдруг стала понимать, насколько призрачен и нестабилен мир вокруг нее и насколько уязвима она сама. Насколько в ней все хрупко, но насколько же это все прекрасно! Было...

Она бы все сейчас отдала, только чтобы вернуть ее прежний мир, чтобы чувствовать свое тело здоровым и крепким, а глаза... Лишившись глаз, она лишилась и возможности плакать. А так хотелось!

Ирина вдруг вспомнила, что недавно говорили по телевизору: "Глаза нуждаются во влаге, высыхание глаз – одна из причин ухудшения зрения при работе на компьютере – моргайте чаще!". А чем ей моргать, когда глаза и веки разделены метровым (как минимум) пространством?

Ирина, забыв про сон, кинулась обратно к столу. Нашла свой другой глаз, достала из шкафа чашку, налила в нее воды... Удивительно, как быстро человек приспосабливается! Она уже почти не замечала, что смотрит на мир одним глазом, да еще поворачивает его рукой. "Глаза на вынос" имели даже некое преимущество. Она тщетно пыталась вспомнить, как называлась та рыба с глазами на длинных подвижных "антеннах", но так и не вспомнила. Или это не рыба, а гусеница? С биологией у Ирины всегда были проблемы...

Опустив "резервный" глаз в чашку с водой ("только бы не занести инфекцию!"), она опять вспомнила Ватсона. Теперь сходство с киношной ситуацией было еще точнее. Тут воображение стало рисовать картины одну страшнее другой. Ведь надо было жить! Конечно, можно было пойти в туалет (кстати, хотелось уже), положить глаз на полочку, направив на себя...

В мозгу возник образ радиоуправляемой игрушки. И в очередной раз она задумалась – как же она видит? Ведь глаза и мозг ничто не связывает!

Ирина не была убежденной материалисткой. И в Бога не верила. Собственно говоря, она ни о чем таком вообще не думала. Не до философии ей было, да и интереса к познанию мира она никогда не проявляла. Предел ее мечтаний – финансовая карьера до должности минимум начальник департамента банка. Управляющий филиалом тоже подойдет. Карьера продвигается, зарплата хорошая, выглядит и одевается "на все 100", машина неплохая...

Сейчас вдруг Ирина осознала всю бессмысленность прожитых лет. Кому она принесла реальную пользу? Разве что хозяину банка. Но не она – так другая, ведь кроме аккуратности и ответственности никакими особыми талантами она и на работе не блистала. А значит, и нужды именно в ней шеф не испытывал. А помимо работы – что было в ее жизни? Даже любовника не завела! Роман с Сергеем не в счет, это было давно и очень кратко.

"И чего хотят эти мужчины?", - часто думала она, глядя в зеркало. Еще вчера из ее любимого зеркала на нее глядела стройная молодая женщина с хорошей фигурой и правильно-красивыми чертами лица. Мужчины слетались на нее как мотыльки на лампочку. Но, в отличие от бабочек, бьющихся о стекло до смерти, мужчины как-то быстро разлетались, без усилий с ее стороны. Ее это мало трогало, тяги к сексу не было, а быть заботливой женой не хотелось. "Вот еще, обед ему готовить!". Волны эмансипации, шедшие с Запада, постепенно накрывали и российских женщин...

Но сейчас ей в зеркало смотреть не хотелось. Ей хотелось уткнуться в любимое плечо (хотя понятие "любимое" было для нее сущей абстракцией), готовить обеды и стирать носки, быть нужной и полезной, делать что угодно, но быть опять собой! Она готова была выбросить немедленно все свои запасы косметики! Выбросить и просто быть собой, стареть, но быть естественной! Дима ее как-то спросил, зачем она столько денег и времени тратит на косметические процедуры, ведь кожа еще свежа, да и волосы в краске не нуждаются... Но она только презрительно на него посмотрела и ничего не ответила тогда. Если бы она его послушалась! Его, Диму, а не эту рекламу!

В ней вдруг закипела ненависть. Страшная, неистовая ненависть! Во всем виновата реклама! Как же права была Оленька, новая их сотрудница. Она всегда смеялась над рекламными роликами, особенно насчет увеличения блеска волос на 87%! Оленька имела внешность весьма обычную, даже несколько серую, хотя и не уродливую, конечно. Но косметикой не пользовалась принципиально. И на ее естественность (чего уж скрывать, ха-ха) смотреть было приятно. И жених у нее был, симпатичный парень, кстати, без машины. Оленька говорила, что машина – это всего лишь железка, а любовь – это истинная ценность. Ирина только плечами пожимала, и лишний раз смотрелась в зеркало.

Реклама... "Смывает тушь, а не глаза". Воспоминания ушли, и ненависть снова охватила все ее существо. Выставив глаз впереди себя, Ирина бросилась к столику, еще недавно самому любимому предмету в доме. В исступлении она кидала на пол и топтала все эти (дорогие, кстати!) флакончики, тюбики, коробочки и кисточки... Потом бросилась в ванную – погром продолжился и там.

Обессиленная и опустошенная, Ирина вернулась в комнату. Странно. Из всех предметов на столе уцелел только один – купленный сегодня очиститель от туши. Тот самый... Как же ей хотелось плакать! Она уже и забыла, когда плакала последний раз. Она же сильная, она будущий руководитель филиала! Ей плакать не по статусу. Она и не плакала. Но сейчас...

Осторожно подошла к столу и взяла в свободную от глаза руку ненавистную упаковку. Поднесла к ней глаз. Кстати, надо бы его заменить – устал он, кажется, и высох...

Штрих-код был явно необычным, да и инструкция, и все надписи... Она же читала это все по-русски! Но где сейчас русский текст? Какая-то абракадабра и даже алфавит странный, никогда она такого не видела...

Ну не верила Ирина в мистику! Ни в Бога, ни в черта, ни в колдовство... Ирина вытащила флакон, взяла кусок ваты. Посильнее намочила его в жидкости, взяла мокрой ватой глаз и провела по глазнице. Рука пуста? Она быстро схватила из миски с водой второй глаз, и той же мокрой ватой провела по второй глазнице.


Ирина открыла глаза. Она видела мир вокруг себя, привычно и отчетливо. Который час? 3 часа ночи... Вокруг валяются обломки стекла и растоптанные тюбики, весь пол перемазан какой-то разноцветной гадостью. Зеркало напротив... В зеркале видна уставшая и не очень молодая женщина, с красными (будто от долгих слез) глазами и темно-коричневыми волосами, кое-где перемежающимися узкими белыми прядками...

На столе одиноко стоит чашка с водой и лежит коробка с жидкостью для снятия туши. Все надписи на русском, но штрих-код необычный и не написано, кто изготовитель. Ни фирмы, ни страны... Только смутно знакомый логотип на крышке...

Ирина помнила все, что с ней было. Помнила как сон. Если бы не обломки по всему полу и не зудящая рана на ноге. Кровь давно свернулась, но жжение осталось. Боже, какая мелочь!

Ирина вдруг почувствовала себя не просто счастливой. Блаженство быть собой!!! Не банкиром, не женщиной – к черту все эти роли! Пусть немного (пока!) седая, пусть синяки под глазами, пусть морщины через весь лоб. Но это – она! Завтра она пойдет на работу и по дороге купит огромный букет цветов – Оленьке! Которая не верит рекламе и не боится быть собой.