Исторические моменты

Пусть не обижаются на меня историки, но историю я наукой не считаю. Да, в принципе это очень интересная для изучения область, но в отличие от физики или даже биологии, в истории невозможно утверждать что-либо достоверно и невозможно предсказывать те или иные события, даже в смысле «это должно было бы произойти».

Тем не менее, историей не только занимаются многие и многие люди, но ее еще и преподают в школах, по ней сдают экзамены даже те, кто ни под каким видом не хотят заниматься этим предметом профессионально. Для чего?

Считается, что свое прошлое надо знать. В советские времена, когда страной правила диктатура пролетариата и все потомки дворян тщательно скрывали свое происхождение, было утеряно много ценных свидетельств очевидцев прошлого, и даже много ценных документов. Люди умирали, унося с собой истории, которые сейчас были бы интересны и нужны многим.

Тогда же происходил и другой процесс — идеологизация истории как таковой. Рождались мифы, замалчивались неугодные власти факты. Многие наивные граждане считали, что весь мир живет по иным правилам и настоящая подлинная история никуда не делась, все в мире есть и все можно узнать. И вот, нет больше СССР. Но что происходило после его гибели?

А то же самое. Да, еще в перестройку были открыты многие архивы и многое становилось общедоступным. Тогда историки впали в другую крайность: если раньше Николай считался «кровавым», то теперь он стал белым и пушистым настолько, что был канонизирован(!) церковью. Так где же правда? Увы. Правду мы так и не знаем.

И правду мы не знаем вовсе не только про Николая. Те же сталинские времена — тоже для многих один сплошной туман. Кто-то говорит о великом гении, строгом, но справедливом, сумевшим создать величайшую страну в мире. А кто-то — о параноике, загубившем миллионы безвинных душ ради своих амбиций и крайне неэффективного аппарата управления. Так где же правда? Увы.

Но если начать копаться в досоветском прошлом, то ведь и там — одни потемки. Уж сколько лет армяне и азербайджанцы стараются доказать друг другу, что это именно они первыми поселились в Закавказье. Я уж не говорю о том, что это не имеет значения в 21 веке, что надо признать реальность и жить в мире на благо своих народов. Но даже если отрешиться от политики и «черной» экономики (а именно ради нее по большей части и создаются сепаратистские анклавы типа Карабаха), то все равно — нет правды в истории, потому что всегда можно найти факты «за» или «против» нужной точки зрения. А если фактов нет — то их можно подтасовать, придумать, да и просто внушить несведущим массам. А где тут наука? Ее нет.

Наверно, ни одна область человеческой цивилизации так сильно не связана с политикой, как история. В знаменитом романе «1984» было даже целое министерство, которое занималось изменением истории в зависимости от текущей установки сверху. Сейчас в мире нет таких министерств, но есть СМИ, которые зачастую способны извратить любое историческое событие так, что оно станет своей противоположностью. Пропаганда ведется в каждой стране в той или иной степени.

Ну, опять же — Вторая мировая война. Что знаем о ней мы, советские люди, что знают граждане США старшего поколения, и что знают современные школьники? Можно гарантировать, что «знания» всех этих групп если не противоположны, то уж точно не совпадают. А где правда? Ее нет.

С одной стороны, историю знать нужно. Истинная история дает очень много для понимания современных тенденций развития в мире, для понимания причин конфликтов и путей их разрешения. История помогает правильно развивать те или иные регионы и страны. Историей надо заниматься, ее надо изучать. И преподавать тоже надо. Но, во-первых, историю истинную. А во-вторых, она должна быть интересна детям.

Но на практике везде и всегда преподают ту историю, которая угодна текущей власти. Что-то замалчивается вообще, что-то искажается, что-то незначительное поднимается до уровня судьбоносного. Пока дети маленькие, они верят. А когда вырастают, начинают смеяться. Не думаю, что это полезно для какого-либо государства. И не только потому, что смех не прибавляет патриотизма. Гораздо хуже то, что ложные знания не позволяют с пользой применять себя на практике, на благо этой страны.

Кроме того, вместо истории в форме занимательных историй, детям забивают голову ненужными подробностями каких-то мелких сражений, имен никому не известных деятелей, кучей дат малозначимых событий. Детей начинает тошнить от всей этой ерунды и «тошнота» переносится на саму историю, а зачастую и на изучаемую страну. И в итоге вместо гордости за прошлое и активного патриотизма мы получаем цинизм и симпатии к альтернативным идеям. А все «вбитое в голову» забывается после первого же экзамена.

Отдельный вопрос — компетентность педагогов. Конечно, это современная беда не только в области истории. Тем не менее, когда ошибается учитель физики — это грустно, но это можно исправить и это не подрывает доверие к предмету в целом. А когда ерунду несет педагог истории — это удар именно по предмету, вместе с той пропагандой, которая неизбежно закладывается в процесс обучения.

У нас, правда, были попытки пропаганды даже в физике, но кажется, казусы были исправлены (наказаны ли виновные — не думаю).

Так что же знают из истории современные дети? Почти ничего. Я не говорю, что надо отмечать завтрашний день (22 апреля) как праздник. Но когда дети целыми классами вообще не знают, кто такой Ленин — это неправильно. И когда дети, начитавшись сомнительных сайтов, говорят, что «Гитлер был прогрессивным политиком, несущим свободу народам» — это не есть хорошо.

И это, кстати, не только в Азербайджане. Тотальное незнание истории наблюдается везде на территории бывшего СССР (после введения тестовой системы это неизбежно), но и на Западе простые люди имеют весьма смутное представление не только об истории дальних стран, но и о своих собственных.

Кстати, у нас упор тоже делается на изучение истории Азербайджана (достаточно маленького региона Земли) в ущерб всему прочему человечеству. Но зато со всеми подробностями, которые реально никому не нужны и которые дети с радостью забывают при первой же возможности. В результате они не знают историю вообще: ни своей страны, ни других. Да, для кого-то это может быть полезным и удобным, ибо невеждам легче внушать что угодно. Но хорошо ли это для блага страны в целом? Сомневаюсь.

Так что же делать? Я не думаю, что превращение истории в инструмент пропаганды можно прекратить где-либо. Но даже пропагандировать надо грамотно!

4 Ссылок на “Исторические моменты

  1. Да, основная беда истории — это превращение её в пропаганду того, что кому-то выгодно.
    С другой стороны: криминалистика — это ведь наука? Ну, собственно как и та часть любой науки, которая занимается собиранием и систематизацией дедуктивных знаний. Как недавно сказал один историк — с момента развития письменности история стала точной наукой. В том смысле, что количество артефактов передающих числовые значения и ключевые положения превысило шумовой уровень помех во много раз. Появился массив сведений, по совокупности которых можно судить о достоверности интересующего нас факта истории с математически определенной вероятностью. И с высокой вероятностью, что тоже видимо ценно.

    1. История была бы наукой, если бы ею занимались честно. Потому что после появления письменности появились и фальсификации. Создаются поддельные летописи, уничтожаются подлинные, ну и т.д. Не говоря о том, что очень многие события можно трактовать по-разному даже при наличии источника. Тем более, что запись вели не всегда сами свидетели, а даже если и свидетели, то никто не отменял их личное восприятие (и не всегда объективное и не всегда бескорыстное).
      Так что история все же не наука. А криминалистика основана вовсе не на статистике и систематизации. Есть вполне объективные параметры: отпечатки пальцев, структура материалов и т.д.

  2. Ну, в общем-то да. Можно заниматься и ядрёной физикой например, но будет ли это наукой — зависит от честности «академика».
    Известно, что наука начинается там, где появляется математика. Поэтому, по-моему, настоящую историю можно будет определить именно по присутствию в ней криминалистики (отпечатки чего-то, структура материалов, свидетельства — т.е. научные измерения) и статистики (математическая обработка массивов данных). Всё очень похоже, только материал к расследованию берётся за более широкий период. Зато и материала больше. Много ли мы знаем о работе настоящих историков?

    1. Да, наличие математики в какой-то мере делает «науку» наукой. Но в истории все же математика не слишком нужна. Достаточно просто убрать из не политику. А как работают «настоящие» историки мы действительно не знаем, но есть ли они вообще? И могут ли они открыто публиковать то, что «нарыли»? Сомневаюсь…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *